Регистрация
Наши дети — это наша старость. Правильное воспитание — это наша счастливая старость, плохое воспитание — это наше будущее горе, это наши слезы, это наша вина перед другими людьми, перед всей страной
Антон Семёнович Макаренко
125 лет со дня рождения Михаила Булгакова (15.05.2016)

Фраза дня:

"Все будет правильно,

на этом построен мир..."

М.А. Булгаков

"Мастер и Маргарита"

Официальный сайт года литературы в России
конкурс сайтов
Малая академия наук Интеллект будущего
Сейчас на сайте: 4

Были святки кострами согреты,
И валились с мостов кареты,
И весь траурный город плыл
По неведомому назначенью,
По Неве или против теченья –
Только прочь от своих могил.
По Галерной чернела арка,
В Летнем тонко пела флюгарка,
И серебряный месяц ярко
Над серебряным веком стыл.

<...>

А по набережной легендарной
Приближался не календарный -
Настоящий Двадцатый Век.

А.А. Ахматова "Поэма без героя" (отрывки)

 

 

Серебряный век — второй период расцвета русской поэзии после Золотого века (начало XIX века), пришедшийся на 1890-е — 1820-е годы. Серебряный век отмечен появлением множества литературных течений, творческих объединений, реформой поэтического русского слова. В то же время, к Серебряному веку иногда относят не только поэзию, но и всю русскую литературу начала ХХ века в целом.

Термин «серебряный век» является весьма условным. Впервые это название было предложено философом Н. Бердяевым, но четко оно закрепилось за русской поэзией модернизма после появления в свет статьи Николая Оцупа «Серебряный век» русской поэзии» (1933), а вслед за изданием книги Сергея Маковского «На Парнасе серебряного века» (1962) вошло в литературный оборот окончательно.

Если исходная граница «серебряного века» дискуссионной не является (она примерно совпадает с хронологическим рубежом столетий), то финал разными исследователями прочерчивается по-разному. Так, Ин. Анненский ушел из жизни в 1909 году, а И. Бунин – в 1953-м, притом, что и тот, и другой не могут быть изъяты из общего контекста «серебряного века». Вадим Крейд трактует конечную границу явления в историческом плане: «Все кончилось после 1917 года, с началом гражданской войны. Никакого серебряного века после этого не было, как бы нас ни хотели уверить. В двадцатые годы еще продолжалась инерция, ибо такая широкая и могучая волна, каким был наш серебряный век, не могла не двигаться некоторое время, прежде чем обрушиться или разбиться.... Каждый ее активный участник понимал, что, хотя люди и остались, характерная атмосфера эпохи, в которой таланты росли, как грибы после грибного дождя, сошла на нет. Остался холодный лунный пейзаж без атмосферы – и творческие индивидуальности – каждый в отдельной замкнутой келье своего творчества. По инерции продолжались еще некоторые объединения... но и этот постскриптум серебряного века оборвался на полуслове, когда прозвучал выстрел, сразивший Гумилева».